ЧПР
ПРЕМЬЕРА / Новый спектакль Юрия Квятковского и Анастасии Великородной о представителях исчезающих и недавно появившихся профессий
ЧПР
18
Аудитория Музея Москвы, Зубовский бульвар, 2
2 часа
Аббревиатура «ЧПР» расшифровывается как «Четвёртая промышленная революция» — комплекс событий, меняющих реальность и непосредственно влияющих на нашу жизнь. Последние научные открытия, мощный скачок в развитии технологий и цифровые возможности коренным образом трансформировали быт, досуг, образ мышления, человеческую коммуникацию и сферу труда. Профессии телеграфистки или суфлёра уходят в прошлое, а запросы нового мира порождают такие диковинные специальности, как тренер творческих состояний и дегустатор собачьего корма. 
 
Артисты молодого поколения Мастерской Брусникина (студенты Школы-студии МХАТ), используя инструментарий документального театра, взяли интервью у представителей исчезающих и только-только появившихся профессий. Монологи в спектакле — это конкретные судьбы, голоса и одновременно — слепок с преображающейся, меняющей свои очертания и формы реальности.
 
Для Мастерской Брусникина вербатим — один из главных инструментов театра. Спектакли артистов старшей и младшей мастерских — «Это тоже я» и «Транссиб» — стали визитными карточками Мастерской и хитами Москвы. Теперь самые юные «брусникинцы» погрузились в окружающую действительность, нашли персонажей среди современников, выявили происходящие в обществе процессы — и подготовили свой документальный спектакль. 

Участник программы «Пушкинская карта»
Художник
Ирина Корина
Композитор
Хореограф
Художник по свету
Елена Перельман
Видеохудожник
Арсений Лубков
Исполнительный продюсер
Студенты магистерской программы «Трансмедийное производство в цифровых индустриях» Факультета коммуникаций, медиа и дизайна (Департамент медиа) ВШЭ
Василина Варцаба
Дмитрий Бусурин
Дмитрий Орлов
«ЧПР» — это анализ новой эпохи, фиксация микропроцессов в макрособытии. «Брусникинцы», играющие в спектакле, — представители поколения, которое должно чувствовать созвучность новейшим процессам и своему времени. Но чтобы ощутить разницу между старым и новым, мы нашли представителей тех профессий, которые стали или становятся неактуальными. Через разговор о ремесле проявлялись человеческие драмы и страх перед наступающим прогрессом. Для такого непростого разговора мы приглашаем зрителей стать соучастниками метапраздника — условного «Дня работника», который отмечается в Доме Культуры при воображаемом заводе. 

Важно, что эта работа родилась в Музее Москвы. Музей как институция, консервируя старые вещи, ищет новые смыслы. В нашем спектакле мы оказались в похожей ситуации. К тому же в музейных архивах мы обнаружили множество старинных орудий труда, которыми даже приблизительно не понятно, как пользоваться. Мы используем эти предметы в спектакле, когда рассказываем об исчезающих фактурах и судьбах.
композитор
Между монологами об отживших и недавно зародившихся профессиях появляется квантовый переход — музыкальная ткань, сотканная из различных обработок звучащих текстов. Когда артисты на сцене произносят вербатимы об уходящих специальностях, их голоса в реальном времени обрабатываются и выстраиваются в некую крещендирующую партитуру. Живые истории расщепляются на короткие фразы и складываются в нейротекст, перекидывающий мостик от свидетельств прошлого к будущему.
при участии
пресса
Павел Руднев, критик
Под управлением Михаила Дурненкова и режиссеров Юрия Квятковского и Анастасии Великородной студенты поговорили с людьми уходящих профессий и с людьми профессий будущего, воспроизвели это в жанре вербатима на двух симультанных сценах и в пространстве, где зрители и артисты сидят за столиками. Музей Москвы предоставил артефакты из коллекции: их артисты демонстрируют как реликвии - старые вещи, применение которых современному человеку уже неведомо. Так и тут: отмирают специалисты, держащиеся за жизнь и за смысл своего ремесла, на их место приходят новые люди - в буквальном смысле слова, новые антропологические типы. 
Театр to go
За каждым рассказом – целая жизнь, в которой есть смысл и преданность делу, но нет возможности для манёвра, нет способности подстраиваться под меняющиеся обстоятельства. Лицо каждого героя выводится на видео крупным планом в чёрно-белых тонах, помещая будто в альбом, где хранятся фотографии на память. А в процессе рассказов на столах гостей «Голубого огонька» появляются блюда с рабочими инструментами исчезающих профессий – они уже музейные экспонаты.
Радио «Свобода»
Мастерская Брусникина захватывает лекторий Музея Москвы, который Ирина Корина превращает в фантасмагорический портал с двумя сценами. С одной стороны – пахнущий советскими ёлками лес прошлого, с тапером за фоно и микрофоном для официальных выступлений, с другой – чёрная лестница и ирреальные камыши, видимо, то немногое, что останется от живой природы в технократическом будущем. Между ними – столики, как в ресторане, но без еды; блюдами на этом naked lunch’е будут потерявшие с наступлением ЧПР практический смысл предметы.