Это тоже я. Вербатим
«Брусникинцы» рассказывают истории реальных людей, которые они собрали из жизни — на митингах, вокзалах, в школах, институтах, клубах, на улице и дома
Это тоже я. Вербатим
18
основная сцена
2 часа 20 мин
Выпускники брусникинского курса 2015 года взорвали московскую театральную жизнь задолго до самого выпуска. Спектакль «Это тоже я. Вербатим», их первая работа на профессиональной сцене, оказался мощнейшим стартом — после журнал «Афиша» назвал ребят событием сезона 2012-13.

Ученики школы-студии по заданию педагогов с первого курса собирали вербатим — реальные истории людей, которых они встречают в жизни: на улицах, в университете, кафе, поездах и магазинах. Из студенческих этюдов получился своеобразный «срез» российского общества глазами 20-летних. Этот калейдоскоп человеческих историй, смешных и драматичных, застенчивых и откровенных, позволил по-другому посмотреть на пространство, называемое Россией, которое, так или иначе, нас объединяет.

Спектакль получил «Приз Зрителя» на Международном фестивале театра и кино о современности «Текстура».
Режиссер спектакля
Вербатим учит ответственности за то, что ты выносишь на площадку. Он дает ту осознанность, которую я давно не видел на экзаменах на актерских факультетах. Человек начинает понимать структуру персонажа, понимать, что такое театр. Они еще почти дети, но, оказывается, что они тоже в состоянии формулировать смыслы. Они абсолютно осознанно разбирают проблему человека, понимают, чем он живет, пытаются донести это в монологе. Помимо этого, вербатим помогает вложить в студентов мысль, что театр — это гражданский институт, что надо как-то находить себя в этом институте. Наблюдая за какими-то бытовыми, социальными вещами, можно выйти на метафизический уровень.
пресса
Афиша
Без всяких скидок на неопытность — есть очень сильные работы: никому не известные молодые актеры влегкую превращаются то в несмышленую школьницу, то в вековую бабулю, путающую Гражданскую войну со Второй мировой, то торопливо пришепетывают по-стариковски, то сконфуженно подбирают слова — и все это удивительно достоверно. В сущности, спектакль буквально следует одной из стародавних миссий театра — быть зеркалом современности. В этих персонажах нетрудно узнать себя, свою маму, бабушку, сына, внука или друга. Только актёр — и всё, ничего больше не нужно: ни света, ни декораций.
Ваш досуг
Почти полгода студенты подходили к людям на улицах, спрашивая их обо всём подряд — о заветной мечте, любви, родине, работе, бытовых проблемах и смысле жизни. Теперь актеры поочередно выходят на сцену, рассказывая истории представителей разных социальных и возрастных слоев: здесь и парочка влюбленных геев, и школьники, и эстет-кинорежиссер, и гастарбайтеры, и панк,и бизнесвумен, и продавщица из пригорода. Речи персонажей складываются в единый портрет жителей российского мегаполиса, перемежаясь песнями самого разного толка — от Андрея Макаревича до Жанны Агузаровой; причем известных певцов студенты изображают во всех подробностях, добиваясь почти буквального сходства.