практика : кровоизлияние в мосх
Кровоизлияние в МОСХ
Музыкальный док по пьесе Алексея Житковского
купить билет
20 июня
чт 20:00
Кровоизлияние в МОСХ
18
Основная сцена, Большой Козихинский пер., 30
1 час 20 минут без антракта
В новогоднем эфире идёт «Голубой огонёк», гости поют советские песни, вспоминают достижения года — успехи в сельском хозяйстве и на производстве, — разглядывают карикатуры и слушают фельетоны. А всего месяц назад, 1 декабря 1962 года, Никита Хрущёв на выставке, посвящённой 30-летию Московского союза художников, обругал участников студии «Новая реальность». Этот визит стал одним из самых резонансных событий советской эпохи, привёл к разгрому художников-авангардистов и приблизил закат «Оттепели».
 
Спектакль по пьесе Алексея Житковского основан на документальных источниках — вырезках из газеты «Правда» и журнала «Огонёк», стенограмме посещения Хрущёвым выставки в Манеже, воспоминаниях художников-авангардистов и фрагментах сценария «Голубого огонька».

Выпуская «Кровоизлияние в МОСХ», «Практика» открывает для себя и для Москвы нового автора: режиссёр Юрий Печенежский, неоднократно отмеченный «Золотой Маской» и широко известный в провинции, почти не ставит в столице — и мы рады возможности познакомить с его авторским взглядом наших зрителей.

На странице используется картина Элия Белютина «Метаморфозы» (холст, масло 59х51), которая хранится в фондах Государственного музея изобразительных искусств Республики Ингушетия. 

Участник программы «Пушкинская карта».

Сезон 2023/24 проходит при поддержке Тинькофф.
Художник
Художник по свету
Музыкальное оформление
Актеры
«Пьеса Житковского меня привлекла сочетанием несочетаемого: номенклатурного праздника на «Голубом огоньке» и разгрома авангардистов — переплетаясь, эти события образуют очень ироничную композицию. Наш спектакль о том, как небольшое событие повлияло на судьбу всей страны. О том, к чему приводит оценка искусства по тем же критериям, что и труда колхозников или заводских рабочих. О том, как Хрущёв обругал художников, а гайки стали закручивать не только в вопросах культуры, но и во всех направлениях».
Художественный руководитель театра
«Новое в искусстве часто входит в противоречие с привычным, и поразительно, что это не зависит от конкретного времени, а происходит всегда. Поэтому документальная пьеса Алексея Житковского о неприятии Хрущевым выставки «Новая реальность» так актуальна».
Драматург (для Synergy Times)
«Мне показалось, что это универсальная, архетипичная история для России, но не только для России, наверное. Мне кажется, что это событие на слуху, но мало кто о нём знает. Знают, что пришёл Хрущёв и раскричался, но кто были эти люди, художники — кто знает? Борис Жутовский, Владимир Янкилевский. Мне бы хотелось, чтобы зритель заинтересовался этими личностями, как сложилась их судьба. В основном это трагичные судьбы. Я жду, наверное, сочувствия к ним. Большинство уже ушли из жизни».
при участии
пресса
Анастасия Паукер, Афиша Daily
«Режиссер Юрий Печенежский приправляет «Голубой огонек» постиронией и искренней нежностью: стилизованные под эпоху номера, поставленные хореографом Светланой Шуйской, периодически взбалтываются типичными для современного танца движениями, а чудесные артистки (выпускницы курса Марины Брусникиной 2023 года) так или иначе подмигнут и проявят себя подлинных и сегодняшних. <...> Свое высказывание команда спектакля сдабривает нежным метамодернистским абсурдом, и в нем вдруг слышится призрачная надежда на то, что можно преодолеть не только наше прошлое, но и настоящее».
Мария Музалевская, Театральный журнал
«Может ли один человек или малая группа людей быть оценщиками искусства страны? Должен ли вкус представителей политической верхушки диктовать творческое развитие государства? «Кровоизлияние в МОСХ» Юрия Печенежского поднимает старую и вечно актуальную тему взаимоотношений художника и власти». 
Елизавета Авдошина, Независимая газета
«Юрий Печенежский решает образ спектакля даже излишне мягко, не усугубляя и не загромождая логику пьесы, а лишь докручивая абсурдистско-сентиментальный стиль драматурга. Получается настоящий советский «лубок», где колхозница в ростовом костюме кукурузы бьется в экстазе, а накачанная искусственной жизнерадостностью массовка на съемках «Голубого огонька» держит «пришитую» улыбку ровно до выхода из кадра. И в этот насквозь искусственный, плакатный мир, переданный, конечно, через пародию, врываются человеческие голоса «отлученных» художников. Два мира всерьез встретятся, только когда среди последних найдется тот, кто сможет говорить с Хрущевым (Николай Ковбас) на одном языке — Эрнст Неизвестный (Олег Сапиро). И здесь рождается интересная тема. Известный факт, что разгром Хрущевым «белютинцев» был подстроен номенклатурой, а сам генсек потом раскаялся в содеянном, в спектакле звучит как оправдание и — становится попыткой разглядеть человека под махиной государства». 
Наталия Каминская,ПТЖ
«Спектакль Печенежского сознательно простодушен, как будто заимствует у Хрущева его пусть и сатрапское, властное, но все же искреннее желание разобраться в том, в чем он ровным счетом ничего не смыслит. Режиссер не боится и откровенной зрелищности, и жесткого акцентирования. Так, в сцене, где руководитель СССР отчитывает художников, вдруг резко меняется свет и фиксируется знаменитый хрущевский кулак, занесенный над непослушными головами. Так дурацкие девичьи танцы становятся на миг ломаным и драматичным «балетом», похожим на contemporary dance». 
Марина Шимадина, Коммерсант
«Соостера играет Денис Ясик, который в первой части спектакля изображал разбитного телеведущего. И кажется, что это действительно разные люди, настолько удается актеру перевоплощение — искрометный шоумен и тихий, застенчивый художник-интеллигент. У Николая Ковбаса также получился колоритный образ Хрущёва — не функционера, а недалекого «колхозника», который совершенно искренне не может понять нового искусства. В остальных ролях заняты в основном недавние выпускники мастерской Марины Брусникиной в Школе-студии МХАТ, среди которых хочется выделить Олега Сапиро, сумевшего воплотить мощную и решительную фигуру Эрнста Неизвестного».
Олег Лапшин, театральный блогер
«То, как [юные брусникинцы] существуют на сцене, даже в образах, прости Господи, свинарок или передовиков производства — не просто сгусток обаяния и витальной энергии, а глоток свежего воздуха. Я погружался во время фильма «Мне 20 лет», эпоху больших мечтаний. На их фоне письма и дневники художников читались как свидетельства людей талантливых (впрочем, это мы теперь уже знаем), но крайне занудных и скучных».
DailyPlease
«В спектакле по пьесе Алексея Житковского параллельно разгрому [выставки «Новая реальность»] оживляют «Голубой огонек» с его юморесками в стиле кукурузы-царицы полей, песнями-плясками, тостами-обещаниями новых социалистических kpi. Режиссер Юрий Печенежский заставляет зрителя в буквальном смысле метаться между советской идиллией лакированных шестидесятых и очень жесткой стенограммой кончины авангарда перед уходом в подполье. Потенциал у спектакля отличный. И классный актер Олег Сапиро из Якутска. Глаз не оторвать, главный экспонат».
Агния Дагарт, Synergy Times
«История столкновения власти и искусства на одной конкретной выставке не покрылась пылью, не забыта. Современные художники, открывая новые пространства в искусстве через инсталляции, перформансы, хэппенинги, сайт-специфик формат, изучают работы, опыт, воспоминания предшественников. Вдруг открывается, что темы, стоявшие на острие в 60-е, не так уж сильно отличаются от злободневных сейчас. Рефлексии и страхи тоже не остались в дне вчерашнем». 
Марго Сабилло, Бес Культуры
«Постановка представляет собой конструктор, собранный почему-то из совершенно разных материй, но сложенный в цельную картину. Наверное, потому что жизнь сама по себе такая, местами нелепая и честная, местами похожая на отретушированную картинку и лучшую версию самой себя, а иногда — на нечто больше понятное чувственно, чем логически».