Летели качели
Спектакль о взрослении как о непростом процессе обновления
купить билет
20 января
пн 20:00
Летели качели
18
Основная сцена
1 час 20 минут
Взросление — неизбежный переход из одного этапа жизни в другой. Расставание с идеалами юности, пересмотр приоритетов и ценностей — процесс болезненный, но и очищающий. Кризис сменяется обновлением, отчаяние — готовностью к новым реалиям. Этот кризис — в фокусе внимания пьесы «Летели качели». Герой этой истории — тридцатипятилетний мужчина, чье мировоззрение, как и многих людей этого поколения, сформировали песни «Гражданской обороны». Но жизнь не стоит на месте, требуя новых решений и новых стратегий.

«Летели качели» — история и лирическая, и социальная. Частная жизнь героя возводится в универсальную формулу поколения, чье взросление пришлось на переломное время в истории страны. Раздробленное сознание этих людей — невозможное совмещение ощущений: взросления как необходимости и статики, зависания в детстве как предохраняющего от потрясений механизма.
Режиссёр
Художник по костюмам
Шифра Каждан
Художник по свету
Режиссёр по пластике
Саунддизайнер
Исполняют
Илья Барабанов
Сергей Каплунов
Антон КузнецовМария Лапшина
Ольга Лапшина
Надежда Лумпова
Мария Рыщенкова
Алексей Розин
Валентин Самохин
Артём Смола
Наталья Ушакова
Режиссёр спектакля
«Для меня это поколенческая пьеса, где описано постсоветское пространство выжженной земли. До 1917 года строили церкви, потом их жгли, а потом, на исходе советской эпохи, в людях поселилась какая-то пустота, которая заметна и сегодня. Дети, взрослевшие в позднесоветское время, уже понимали, что их обманули. Кто-то тогда начал цепляться за рок-культуру, за Летова, кто-то снова пошел в церковь, но, в целом, это поколение брошенных, затерянных, недолюбленных детей. Рок-движение подбирало их на ландшафтах нашей земли: можно было хотя бы поорать, выразить свой гнев. Все — нереализованные, все ищут смысл своего существования, но находят только муляжи. Мир без взрослых. 
В пьесе есть важная мысль: человеку необходимо на что-то опираться. Он не может просто так, без опоры, болтаться в воздухе. Адепты анархии, панка и рока опирались на разрушение, а теперь и разрушать нечего, не с кем бороться. Ты можешь ходить на митинги, можешь не ходить, все равно ты ничего не изменишь. Мы сидим на обочине, в каком-то придорожном кафе и пытаемся завести механизмы выработки смыслов в постсмысловом пространстве».
пресса
Театр
Марфа Горвиц сделала спектакль, в котором четко очерченные роли (в «Качелях» – звездный каст, от Антона Кузнецова из «Сатирикона» до Ольги Лапшиной и Артема Смолы) помещены в концептуальную, нереалистичную звуковую и пространственную среду. Художники Ксения Перетрухина, Шифра Каждан, композитор Дмитрий Власик, художник по свету Сергей Васильев обустроили лаконичное, «выставочное» место действия, придумав экономный и эффектный способ переключения планов и монтажа сцен. Но внутри каждого из эпизодов, написанных Стешиком как новые и новые точки кризисного пути героя, актеры «проживают жизни».
porusski.me
Но самое ценное в этом спектакле – то, что он на самом деле не про перестройку и уж тем более не про “Гражданскую оборону”. На место Летова можно подставить кого угодно: не имеет значения, за что именно цепляется человек, когда пытается придать своей жизни хоть какой-нибудь смысл и добавить звука и яркости. И это особенно нужно посмотреть, чтобы лишний раз себе напомнить: мы на самом деле не так уж сильно меняемся, даже если считаем себя взрослыми и серьёзными людьми. Очень может быть, что взрослые – это в принципе миф, придуманный тридцатипятилетними детьми, чтобы не было так страшно жить.