SHOOT / GET TREASURE / REPEAT
ПРЕМЬЕРА / Современный эпос о войне, любви, свободе, страхе и сострадании
SHOOT / GET TREASURE / REPEAT
18
2 корпус Музея Москвы, Зубовский бульвар, 2
2 часа без антракта
Совместный проект театра «Практика» и Мастерской Брусникина по циклу экспериментальных антивоенных пьес современного британского драматурга Марка Равенхилла. 

Shoot / Get treasure / Repeat — вторая работа в «Практике» режиссёра Алексея Мартынова, артиста Мастерской и ученика Дмитрия Брусникина. Из всего цикла он выбрал шесть микропьес и превратил их в современный эпос о свободе, войне, любви, страхе и сострадании.

Дословный перевод названия — «Стреляй / Бери сокровище / Повтори» отсылает к базовым командам видеоигр-квестов. Но также в нём скрыта метафора иллюзорности гуманистических ценностей перед лицом силы и оружия.

Все персонажи одеты в одинаковые комбинезоны и нарочито обезличены. Схематичность и универсальность происходящего создаёт внутреннее движение от «здесь» или «там» к «anywhere / где угодно». Отстранённость двойственна — с одной стороны, она предлагается автором как метод восприятия, с другой — каждый из шести эпизодов взрывает её изнутри, предлагая зрителю новый опыт выхода из состояния безучастного наблюдения. 

Спектакль создан при поддержке Департамента культуры города Москвы, проект «Открытая сцена».
Война — это навязывание оппоненту своей воли. Нас интересует не какая-то конкретная война, а война как модель взаимоотношений между людьми, модель существования мира. Когда один человек считает себя вправе жестоко вторгаться в личное пространство другого. Когда одна страна считает себя вправе вторгаться в жизнь другой страны. Когда есть сторона X и сторона Y, и каждая считает, что поступает правильно. Когда одна сторона пытается насильно внушить оппоненту свое мнение. Война — это про отсутствие умения жить вместе. Война — это отсутствие коммуникации или же её видимость?
композитор
Дима Аникин
Пьесы Равенхилла — это попытка описать бытие в условиях войны. Когда я начинал писать ораторию для спектакля, я думал о том, как выразить те эмоции и чувства, которые невозможно объяснить обычным языком. Можно ли передать непередаваемый ужас? Это навело на мысли о «зауми» Алексея Кручёных. «Косноязычие» как способ выразить невыразимое — вещи, не поддающиеся описанию и не укладывающиеся в обычные наименования».
при участии
пресса
Журнал «Театр.»
От первой к последней сцене нарастает ненависть и ужас перед вроде бы всем необходимым благом — демократией. Человеку не нужна свобода и все его возможные права, когда он больше не может пить кофе с булочкой по дороге в университет. Человеку маниакально хочется, чтобы его ребёнок никогда не узнал чувство страха. Человеку нужна его идеальная жизнь и возможность ездить на джипе, а не страшные сны с солдатом без головы.
Ваш досуг
Режиссёр Алексей Мартынов точно воплощает атмосферу цикла, не перегружая постановку лишними приёмами. Действие разворачивается в обшарпанном ангаре с бетонными арочными пролётами — он остался ещё с тех пор, как здесь располагались Провиантские склады, позже уступившие место Музею Москвы. Пространство напоминает заброшенную военную базу из голливудского фильма: между пьесами актёры в однотонных костюмах совершают пробежку, расчерчивая пространство стройной колонной или заполняя его хаотично бегущей толпой — едва ли не канонический образ спецподготовки и военной мощи.
Журнал «Театрал»
Схематичные действия героев контрастируют с экспрессивными, хлёсткими и даже жесткими диалогами, которые следуют один за другим. Они подчинены тому же случайному принципу, по которому человек оказывается и действует в обстоятельствах непреодолимой силы. Название спектакля переводится и расшифровываются следующим образом «Стреляй / Получай приз / Повторяй».