практика : созвездия
Созвездия
Всё, что могло бы случиться. Спектакль мастерской Олега Кудряшова по пьесе Ника Пэйна
Созвездия
16
Аудитория Музея Москвы, Зубовский бульвар, 2
1 час 30 минут без антракта
История пары, запутавшейся в теории струн и в собственных отношениях. Экскурсия в квантовую мультивселенную, где каждый поступок героев, каждое принятое ими решение существуют во всех возможных вариантах одновременно.

Роль Роланда в состав играют Александр Горчилин и Александр Алябьев.
автор
Ник Пэйн
Перевод
Ольга Бухова
пространство
Светлана Васильева
костюмы
Ульяна Полянская
свет
Владимир Дурнов
_________________________
роланд
Александр Горчилин
/
Александр Алябьев
Хочется, чтобы наш спектакль был максимально, а не минимально доступен зрителю. Мы живем во времена, когда все умные мысли давно сказаны, поэтому у нас нет задачи удивлять кого-то новаторскими решениями. Гораздо важнее, чтобы люди узнавали себя в том, что мы делаем, потому что пьеса, на самом деле, про нас всех — очень простая и понятная, если немного в ней разобраться.
при участии
пресса
Известия
В Москве создание Ника Пэйна угодило прямо в точку, в том смысле что затронуло насущную ныне тему жизни и смерти.
Петербургский театральный журнал
В камерном пространстве театра «Практика» видно любое движение мускулов лица актера и слышна любая модуляция голоса. Фальшь здесь раздастся с двойной мощностью. Но это не оставляет актеров в бытовом существовании. Они выстраивают голосовые мелодические линии, торопливые и раздробленные. Оборвавшиеся разговоры они подвешивают в невесомости, заставляя их будто дозвучать уже самостоятельно, как это происходит при игре на фортепиано, когда музыкант отпускает клавишу, но удерживает педаль. Эта мягкая игра позволяет и самим актерам мгновенно переходить из одной реальности в другую, перебирать бесконечное множество вариантов.
Летающий критик
После вброшенной драматургом идеи волей-неволей начинаешь воспринимать диалоги героев как множество вариаций настоящего. Александр Горчилин так и играет: реагирует на события, происходящие здесь и сейчас. А вот Елизавета Янковская, кажется, существует по-другому. Она здесь и немного еще где-то. Есть зазор, расстояние, но не между актрисой и ролью, а между словами и их целью. Будто обыкновенная цель слов, коммуникация, уходит на второй план, а на первый выходит неизвестная другая.
Вечерняя Москва
Удивительно наблюдать за тем, как актеры за секунды сменяют отчаяние на надежду, сомнения — на напор. И показывают это не как перепады настроения, а как единственно возможную реакцию на огромную предысторию.
Стенгазета
Скупое сценическое оформление позволяет зрителям сосредоточить внимание на существовании артистов и их взаимных реакциях. Физик-космолог Марианна в исполнении Елизаветы Янковской — решительная и уверенная в себе женщина. Она тщательно выверяет свои движения, ищет удачные позы; её речь стремительная, четкая и правильная, со сложными конструкциями и многочисленными терминами — героиня будто бы сошла с кафедры в повседневную жизнь. Роланд Александра Горчилина — полная её противоположность: пасечник, увлечённый свои делом и не задумывающийся об устройстве вселенной. Он подчёркнуто прост — на застиранную футболку Pink Floyd надета бесформенная куртка; немного сутуловат и расслаблен, говорит обрывочными фразами со множеством пауз. Кажется, у героев нет ничего общего, но почему-то они встретились. И в бесконечной череде вселенных есть лишь одна, где события сложатся так, чтобы Роланд и Марианна остались вместе. Смогут ли они найти этот единственный общий путь?
Cozy Moscow
Перед нами Он и Она, и с первой произнесенной репликой завязывается клубок отношений, у которого благодаря задумке авторов есть множество вариантов развития. Каждый поступок, каждое принятое решение существует во всех возможных вариантах одновременно. С первого до последнего брошенного слова спектакль не отпускает и держит внимание зала. Потрясающий опыт для рефлексирующих зрителей.