Фестиваль премьер: Созвездия
Всё, что могло бы случиться. Спектакль мастерской Олега Кудряшова по пьесе Ника Пэйна
купить билет
26 июля
пн 20:00
27 июля
вт 20:00
Фестиваль премьер: Созвездия
16
Зубовский бульвар, 2, Аудитория (Лекторий Музея Москвы)
1 час без антракта
Июльские показы спектакля пройдут в рамках Фестиваля премьер театра «Практика» в Музее Москвы по адресу: Зубовский бульвар, 2, Аудитория (Лекторий).

История пары, запутавшейся в теории струн и в собственных отношениях. Экскурсия в квантовую мультивселенную, где каждый поступок героев, каждое принятое ими решение существует во всех возможных вариантах одновременно.
Автор
Ник Пэйн
Перевод
Ольга Бухова
пространство
Светлана Васильева
костюмы
Ульяна Полянская
свет
Владислав Дурнов
в ролях
Елизавета Янковская
Александр Горчилин / Александр Алябьев
при участии
пресса
Известия
В Москве создание Ника Пэйна угодило прямо в точку, в том смысле что затронуло насущную ныне тему жизни и смерти.
Петербургский театральный журнал
В камерном пространстве театра «Практика» видно любое движение мускулов лица актера и слышна любая модуляция голоса. Фальшь здесь раздастся с двойной мощностью. Но это не оставляет актеров в бытовом существовании. Они выстраивают голосовые мелодические линии, торопливые и раздробленные. Оборвавшиеся разговоры они подвешивают в невесомости, заставляя их будто дозвучать уже самостоятельно, как это происходит при игре на фортепиано, когда музыкант отпускает клавишу, но удерживает педаль. Эта мягкая игра позволяет и самим актерам мгновенно переходить из одной реальности в другую, перебирать бесконечное множество вариантов.
Летающий критик
После вброшенной драматургом идеи волей-неволей начинаешь воспринимать диалоги героев как множество вариаций настоящего. Александр Горчилин так и играет: реагирует на события, происходящие здесь и сейчас. А вот Елизавета Янковская, кажется, существует по-другому. Она здесь и немного еще где-то. Есть зазор, расстояние, но не между актрисой и ролью, а между словами и их целью. Будто обыкновенная цель слов, коммуникация, уходит на второй план, а на первый выходит неизвестная другая.
Вечерняя Москва
Удивительно наблюдать за тем, как актеры за секунды сменяют отчаяние на надежду, сомнения — на напор. И показывают это не как перепады настроения, а как единственно возможную реакцию на огромную предысторию.