Толстой-Столыпин. Частная переписка
Постановка Владимира Мирзоева о споре Льва Толстого и Петра Столыпина. Спектакль Театра.doc стал новым резидентом Театра «Практика»
Толстой-Столыпин. Частная переписка
18
Основная сцена
1 час 45 минут
Ольга Михайлова, драматург: «Столыпин и Толстой были между собой родственниками. В эту семью входил и Лермонтов. Вообще в девятнадцатом веке все друг другу кем-то приходились. Об этом узнаешь, стоит только начать читать документы. И тут же убеждаешься, что ни классовое происхождение, ни даже кровно-родственные связи не делают людей единомышленниками. А что делает? На этот вопрос в пьесе нет ответа. Пьеса про то, как заспорили между собой два человека, по происхождению помещики-крепостники, а по сути два таланта, больше всего озабоченные судьбой России. Оба были убеждены, что знают, как спасти страну от революции. Один из них оказался прав. Но как это чаще всего бывает – правого никто не желал слушать. И случилось то, что случилось.
Как замечательно мы все умеем спорить. А уж если заспорили Лев Николаевич с Петром Аркадьевичем… Только смерть может оборвать такой спор.
Пьесу заказал Пензенский драматический театр. Значит, они тоже озабочены Российским выбором дороги, думают и волнуются так же, как сто лет назад переживали о нашем будущем Столыпин и Толстой».
Драматург
Ольга Михайлова
Режиссёр
Владимир Мирзоев
Художник
Сергей Тырышкин
Исполняют
Захар Хунгуреев
Арман Хачатрян
Ирина Вилкова
Анна Осипова
Ольга Лапшина
Евгений Буслаков
Павел Шишлянников
Автор фото
Татьяна Соколова
пресса
musecube
Чудесное свойство у спектакля: не являясь ни в коем случае притчей, он, тем не менее, освобождает проблему от специфических примет времени, показывая суть ее будущим поколениям. Главная мысль и вовсе на поверхности: в пламенных спорах о народном благе народ — преимущественно топливо.
Москва 24
Письма Льва Толстого и Петра Столыпина легли в основу спектакля «Толстой - Столыпин. Частная переписка». Один мечтает о царствие Божием на земле, другой - о правовом государстве. Постановка актуальна и сегодня. Спектакль поставил Владимир Мирзоев по пьесе Ольги Михайловой, которая перечитала собрание сочинений Льва Николаевича, чтобы найти нужный сюжет для иллюстрации этой «беседы в письмах».
Ваш досуг
Режиссер Владимир Мирзоев поставил пьесу драматурга Ольги Михайловой по частной переписке Льва Толстого и Петра Столыпина. Тема эпистолярных бесед актуальная — судьбы русского народа. Однако «чтением по ролям» дело не ограничивается, и в пьесе, и в спектакле нашлось место судебной драме. Другой вопрос, что история о крестьянке, зарубившей свёкра топором, — только повод для переписки государственных умов.
TimeOut
Мирзоеву удалось борьбу идей и уголовную драму вплести в яркое театральное действо, откровенная ироничность которого отнюдь не отменяет острой актуальности поднятых тем. Все решено через точно выстроенные и смачно сыгранные характеры: самозабвенно витийствующий Толстой — Захар Хунгуреев, культивирующий мужественный прагматизм Столыпин — Арман Хачатрян, романтичный адвокат-народник Яншин — Евгений Буслаков, исполненная здравого скепсиса всеобщая нянька Федосья — Ольга Лапшина, и сильная, ничего не боящаяся, всему знающая цену зрелая баба Мария — Ирина Вилкова. В «Театре.doc» принято не играть. А тут сыграли, и сыграли здорово.
Ведомости
«Власть тьмы» была написана Львом Толстым в 1886 году, и журналист Гиляровский откликнулся на ее появление стихотворным экспромтом, который тут же стал крылатым: «В России две напасти: внизу – власть тьмы, а наверху – тьма власти». Спустя 127 лет драматург Ольга Михайлова сочинила пьесу сразу о двух национальных напастях.
Афиша
В структуре тяжеловесной пьесы Ольги Михайловой заключена емкая и жутковатая метафора, раскрывающая несостоятельность всякого дуализма: даны две полярные позиции (Толстой и Столыпин), два параллельных сюжета (интеллектуальная переписка и расследование убийства), два варианта ответа на вопрос о виновности крестьянки (виновна и невиновна) — и ничего из этого не сходится. С шокирующей реальностью развязки коррелирует разве что некая неозвученная позиция, несыгранный сюжет и непредложенный вариант ответа, нечто среднее между инь и ян. И все это из области аномального, чего-то неформулируемого и оттого страшного. Во всяком случае, именно эту бездну обнаруживает в тексте Мирзоев: спектакль получился о пропасти между реальностью и ее интерпретацией. Мастерски выдержав динамику всего действия на повышение, заведя персонажей в логический и эмоциональный тупик, он сводит их в тихом и почти безмолвном финале.