практика : тристан
Тристан
Экстремальная комикс-клоунада о рассвете, любви и закате одного эпического рыцаря
Тристан
18
Малая сцена, Большой Козихинский пер., 30
1 час 15 минут без антракта
Антиэпос о Тристане из Лоонуа.
 
Средневековая легенда об отважном рыцаре-воине, который победил дракона, но пал жертвой трагической любви, до нашего времени дошла во множестве версий и трактовок. Каждая из них, мимикрируя под свою эпоху, меняла жанр и смещала акценты, но оставляла нетронутыми куртуазные идеалы рыцаря-воина и всесильной любви. 
 
Молодой режиссёр Филипп Шкаев переосмысляет место героических и любовных мотивов в современном мире и предлагает озорной, ироничный и отчасти разоблачительный взгляд на подвиги Тристана. В спектакле «Практики» снижен многовековой пафос рыцарского романа, а жанр унаследовал эстетику фильмов Гая Ричи и клипов из соцсетей, трансформировавшись в причудливую смесь комикса и пародии.
 
Спектакль вырос из эскиза, показанного на IV лаборатории «Артхаб» в МХТ имени А.П. Чехова. Выпуская его полную версию, «Практика» поддерживает молодых авторов и открывает новые имена.

Сезон 2023/24 проходит при поддержке Тинькофф.
Драматург, режиссёр, сценограф
Художник по свету
В ролях
_______________________________________________________________________________________________
Король Марк / Король Мак
Морхульд / Илья Муромец
Конферанс
Драматург, режиссёр и сценограф
«Меня привлекают древние тексты, эпосы, в них заложена мощная игровая природа и экшн. Роман о Тристане и Изольде я читал для экзамена, но нужную версию удалось найти только с третьего раза. Тогда мне стало интересно, как трансформировалась фабула этой легенды — от кельтских преданий до голливудского фильма. Наш спектакль предлагает иронично-критический взгляд на Тристана и его любовь, ведь нет ничего благородного в чуваке, который путешествует по королевствам, предаётся эмоциям и всех рубит, только дай повод, а «любовный напиток» — очень неестественная и насильственная вещь. Мне было интересно размышлять о мифологии этих явлений».
пресса
Иван Лыкошин, Очень прекрасно
«То, что панка будет много анонсируется уже в прологе, и да, его много и он имеется в том самом значении слова «панковский», которое выходит за рамки музыкального стиля и означает, скорее, образ мысли и поведения. Перипетии канонического сюжета о похождениях молодого рыцаря из Лоонуа, его друге Гувернале, «любовном напитке» и поездке в Ирландию в современном прочтении выглядят совсем не тем, к чему мы привыкли, и спорить с такой трактовкой очень сложно».
Мария Музалевская, Театральный журнал
«Главный герой здесь — не брутальный рыцарь, а тощий парнишка, которого судьба бросает из одной передряги в другую. С каждой такой передрягой он становится не сильнее и мужественнее, а всё более потерянным и дезориентированным. Ещё в младенчестве он теряет мать, затем теряет своё королевство и лучшего друга, а потом и вовсе оказывается насильственно влюблённым в Изольду — жену убитого им воина. И ничего «благородного», как говорит режиссёр Филипп Шкаев <...> в этом нет».