В кольцах
ПРЕМЬЕРА / Совместная работа «Практики» и Мастерской Брусникина по тексту одного из лидеров современного литературного процесса Евгении Некрасовой
В кольцах
18
Театр «Практика», основная сцена
2 часа без антракта

Сюжет спектакля «В кольцах» — фантасмагория, выстроенная на череде метаморфоз, случившихся в столичном городе, где живут люди, привыкшие чувствовать себя в безопасности. 

Москву опоясывают и надежно защищают семь магических кругов: Садовое и Бульварное кольца, МКАД, ТТК и другие. Если повезло жить внутри одного из таких колец — то волноваться особо не о чём. Но в один день стабильность оказывается иллюзией, а кольца превращаются в мишени: утром проснувшиеся москвичи обнаруживают себя в новых, неожиданных, обстоятельствах, заставляющих менять устоявшийся образ жизни, учиться жить в зыбкой и непредсказуемой действительности, переживая разные эмоциональные состояния — от отчаяния до лихорадочной эйфории.

Повесть Некрасовой, наполненная тонким юмором, была написана несколько лет назад, идея спектакля родилась ещё до пандемии, — как своего рода предчувствие того невиданного нового мира, в котором мы все оказались сегодня. Эта незапланированная рифма делает спектакль «В кольцах» особенно актуальным, а уникальная лёгкость ироничной интонации, заданная писательницей, превращает его в одновременно узнаваемую и фантастическую, смешную и грустную историю об изменчивой жизни в большом городе.
«Для меня писатель это — прежде всего, язык. Мне нравится, как Некрасова пишет, как формулирует мысль, её стилистическое своеобразие, фантасмагоричность. Вообще, фантастический реализм — направление, важное для русской литературы. Здесь можно вспомнить и Гоголя, и Платонова, и Булгакова, и Ремизова, из современников — Мамлеева, Сорокина. Эти писатели мне очень близки. И Некрасова продолжает эту традицию. 
В повести «Несчастливая Москва» человек сталкивается с некоей катастрофой, с ситуацией, которую изменить не в силах. Ты сбит с толку и вынужден снова и снова проверять всё на себе, проживая разные состояния и эмоции: от непонимания до отчаяния, от бунта до абсолютного принятия, до подчинения обстоятельствам и смирения. Нам сейчас это очень знакомо и близко. 
Ещё мне очень нравится интонация Некрасовой, её чувство юмора. Это уникально, когда человек может посмотреть на любую, даже трагическую, ситуацию со значительной степенью отстранения, иронии: да, мы оказались в такой ситуации, что будем делать?» 
Я безумно люблю Москву, для меня это сложный и странный город. И меня всегда мучило, что совсем нет текстов, где она в её современном виде описывалась бы со всеми её кафе, плиткой, теми, кого раньше называли хипстерами, а теперь называют миллениалами, и со всеми остальными её обитателями. Для кого она? Почему она такая «другая»? Как человека, который много бывает в регионах, и видит разницу между Москвой и всем, что за её пределами, меня всегда мучила идея расплаты за этот условный комфорт. Это было моё личное исследование Москвы в ситуации ежедневно меняющихся видов апокалипсиса.
пресса
Петербургский театральный журнал
Маленький зал «Практики» на два с чем-то часа, что идет спектакль, превращается в цепочку колец — Бульварного, Садового, Третьего транспортного и МКАД. Эти кольца вытатуированы на плече девушки с премьерной афиши, они же постоянно возникают в речи восьми актрис, играющих главную героиню Нину и одновременно — собирательный образ провинциалки, которая приехала в Москву за лучшей долей, да так тут и осталась. Эти кольца разбросаны по полному аллюзий и метафор сложносочиненному прозаическому тексту писательницы Евгении Некрасовой, который Брусникина и ее команда аккуратно и с большой осторожностью превращают в полную боли, радости и уныния поэзию. Поэтичности спектаклю добавляют выразительная, как никогда уместная в драматической постановке современная хореография Дины Хусейн и прекрасная многофункциональная сценография Полины Бахтиной, благодаря которой стена легко превращается в шкаф или холодильник, девичий матрас — в лежбище для свального греха, а музейное хранилище — в модный клуб.
Афиша
Повесть Евгении Некрасовой «Несчастливая Москва» похожа на коллаборацию Стивена Кинга с Андреем Платоновым. Действие разворачивается в столице, переживающей, пожалуй, свою самую странную неделю.
Журнал «Театр.»
Комедия в 7 действиях (семь кругов ада, семь смертных грехов, семь московских колец, свитых в мишень для неведомой напасти) фиксирует состояние человека в неконтролируемой необъяснимой реальности. И пока литературоведы пытаются втиснуть тексты Некрасовой в жанр магического реализма, самый обыденный реализм последних двенадцати месяцев явно прописывается в ее тексте.
Forbes
Именно «правда характера», равно как и ужасы конца света, неожиданно обрушившиеся на нынешнюю Москву — то ли в наказание за жажду стяжательства и суетливый бег на месте, то ли вообще безо всякой причины, как стихийное бедствие, — и делают «В кольцах» спектаклем эффектным, честным и глубоко личным.
СoolСonnections
Марина Брусникина не в первый раз адаптирует для сцены совсем не театральные произведения; метод, вроде бы, один – ритмизация прозы, переложение текстового массива на актёрское многоголосье, но к каждому автору Брусникина подбирает свой «аудиовизуальный» ключ, и «двойника» «Колец» не найти в обширном списке её спектаклей. Новая Москва звучит и выглядит по-другому; работу художника Полины Бахтиной не назовёшь иначе, как сценографическим подвигом. Некоренная москвичка Нина снимает ветхую однокомнатную «набекрень-хрущёвку» (зато в ста метрах от Третьего транспортного, ещё внутри последней границы столичной «цивилизации»); из её окон впервые открывается захватывающий вид на апокалипсис.