Занос
ПРЕМЬЕРА / Сорокинская Россия – антиутопия с чеховскими мотивами
купить билет
28 января
вт 15:00
28 января
вт 20:00
29 января
ср 15:00
29 января
ср 20:00
09 февраля
вс 21:00
10 февраля
пн 20:00
Занос
18
Основная сцена
1 час 35 минут без антракта
Копродукция театра «Практика» и «Мастерской Брусникина»

Спектакль по пьесе Владимира Сорокина предлагает новый взгляд на извечный русский миф о власти и насилии как движущем механизме истории. Герои «Заноса» — элита, те, кто успешно встроился в общество, обеспечив себе благосостояние, свободу и неприкосновенность. Их мир — вечный праздник в роскошной подмосковной усадьбе, куда совсем скоро ворвется новая безжалостная сила. Сорокин, великий стилист, сочетает несочетаемое и строит пьесу на многослойной эстетической игре, где главным антигероем становится вывернутый наизнанку язык. И язык оказывается смертельнее любого оружия. «Занос» — это настоящая антиутопия, пронизанная чеховскими мотивами: здесь праздные, безмятежные разговоры накануне неминуемого краха соседствуют с фантастической, но такой знакомой реальностью сорокинской России.

При поддержке Департамента культуры города Москвы (проект «Открытая Сцена»)
Автор
Владимир Сорокин
Шеф-драматург
Михаил Дегтярев
Сценография и костюмы
Полина Бахтина
Ассистент по костюмам
Анна Белякова
Художник-архитектор
Мария Зайцева
Художник по свету
Антон Астахов
Композитор
Алексей Наджаров
Саунддизайнеры
Андрей Смирнов
Дмитрий Павлюков
Видеохудожник
Ксения Рощина
Режиссер по пластике
Александр Шуйский
Музыкальный руководитель
Ольга Власова
_______________________________________________________________________________________________
михаил
Максим Виторган / Николай Фоменко / Андрей Фомин
Ната
Мила Кертеш
борис
Пётр Скворцов
Денис Ясик
сергей
Пётр Скворцов
Денис Ясик
полковник
Алексей Смирнов
генерал
Роман Шевчук
Николай Родионов
депутат
Алексей Мочалов
Судья, охранник, повар
Сергей Фишер
Полуангелы
Александра Дешина
Екатерина Палагина
Екатерина Пыжова
Аккордеон
Надежда Реутова
Супертаджики
Дмитрий Крючков
Дмитрий Логинов
при участии
пресса
GQ
«Занос» по пьесе Владимира Сорокина точно станет новым хитом в «Практике».
The City
В постановке поочередно сменяют друг друга фантасмагория и реализм. Все начинается с кошмарного сна главного героя, продолжается типичным русским застольем с водкой, щами, солеными грибочками, веселыми и страшными историями, а завершается вторжением невиданной, непонятной силы, крушащий все вокруг. Максимально реалистичная, медленно текущая, логичная история мгновенно становится динамичным музыкальным сюрреалистическим этюдом.
журнал «Театр.»
То есть Сорокин, сильно обогнав литературоведение, совершил революцию и конкретно рефлексирует над полем всевозможных литературных стилей, направлений, концепций и глоссолалий. В театре очень сложно заниматься визуализацией таких текстов, но Квятковскому удалось.
СoolСonnections
В следственной папке фотографии Сорокина и Дмитрия Пригова, которому посвящен «Занос», «что-то вроде пьесы» (это авторское определение жанра). Каждый зритель получает возможность стать кем-то вроде сексота, подсматривающего и подслушивающего жизнь обитателей «номенклатурной» дачи. В правой части сцены установлено шесть видеомониторов, у которых постоянно дежурит ещё один «свинцовый» тип; на мониторы камеры слежения выводят все локации дома; в наушниках – три канала, переключая которые перемещаешься из пространства в пространство. 
блог «_ARLEKIN_»
«Занос» Юрия Квятковского, пожалуй, первый на моем зрительском опыте пример не просто удачной работы режиссера с текстом Сорокина, но тот случай, когда именно сорокинское произведение, пускай сильно переработанное – но именно поэтому, разумеется («шеф-драматургом» значится Михаил Дегтярев) – стало оптимальным материалом для спектакля, где текст и действие, зрелище сосуществуют в полной гармонии; где без текста действие невозможно, но и зрелище к пересказу, к иллюстрации не сводится.
блог «Банька-Парилка»
Эффект присутствия и полного погружения усиливается за счет трёхканального звука в наушниках, выдающихся зрителям перед показом. Что важно, благодаря этой технологии от происходящего на сцене не смогут отвлечь даже самые болтливые соседи. Во время спектакля можно свободно переключаться между тремя звуковыми каналами, на которых параллельно звучат разные диалоги и монологи — соответствующий им видеоряд отображается на мониторах. Через них за разными комнатами усадьбы ведет скрытое наблюдение угрюмый охранник, мирно разгадывающий кроссворды и поглощающий доширак.
Петербургский театральный журнал
Алиса Кретова играет узнаваемый персонаж каждой вечеринки — светскую щебетунью, которой важно лишь не отвлекаться от еды, выпивки и веселья. Петр Скворцов в роли ее молодого мужа Бориса, скульптора, разбогатевшего на госзаказах, чем-то напоминает молодого Алехана Толстого — тюбетейка, заплетающаяся походка, полный рот глупостей и еды, вечно воздетая с пафосным тостом рука. Жуир, то ли придуривающийся, то ли в самом деле верящий, что под бесконечным эстетическим обслуживанием власти в нем еще жив талант.