Интервью Марины Брусникиной для «Культуромании»
«Мне хочется, чтобы зрители поняли, что документальный театр – это про них»
08.11.2019
8 ноября в Москве впервые откроется Brusfest – международный фестиваль-мастерская имени Дмитрия Брусникина. Его задача - показать документальный театр во всем его многообразии: в афише есть спектакль, основанный на исторических документах; свидетельский театр, когда на сцену выходят не профессиональные актеры, а исполнители собственных историй; постановки в технике вербатим, выросшей из журналистского интервью, из практики репортера, «работающего» на улице с микрофоном или камерой. О том, как появился этот фестиваль, «Культуромании» рассказывает Марина Брусникина, художественный руководитель театра «Практика».
- Фестиваль – непростое дело с точки зрения организации, тем более международный. У вас он был создан за год. Вы довольны тем, что в результате получилось?

- Я очень довольна, потому что свой фестиваль – очень важное для нас событие. Все действительно случилось очень быстро: в августе прошлого года Дима ушел из жизни, и на поминках наш хороший друг, Сергей Орлов сказал: «А давайте делать фестиваль, посвященный Брусникину». Мы за эту идею зацепились, стали думать, какой это должен быть фестиваль. Дальше пришло решение, что это должен быть именно фестиваль документального театра, но все это были только разговоры. А как сколотить команду? А как помимо всех остальных других дел, которые никто не отменял, успеть еще одно? Мы взяли эту задачу на себя, театр «Практика» и Мастерская Брусникина, и решали ее шаг за шагом, поскольку тема документального театра нам очень близка, и в «Практике» много спектаклей в этом жанре, и Брусникин много сделал в этом направлении, и добился какого-то другого качества. 

- Когда появился спектакль «Это тоже я», который сделали его студенты, он буквально взорвал Москву, потому что все соединилось: интерес людей в зрительном зале к тому, что происходит в стране сегодня, сейчас, о чем говорят на улицах, в поездах, чем живут, и новый театр, с живыми персонажами и реальными историями. А вы помните, как Брусникин пришел к тому, что нужно менять не только способ существования актера на сцене, но и метод преподавания?

- Конечно, я все помню. Во-первых, все курсы Дмитрия Брусникина и Романа Козака, они вместе их вели, были очень сильными. Они оба ученики Олега Николаевича Ефремова, и практически сразу после окончания учебы стали преподавать в Школе-студии МХАТ. Потом, правда, на какое-то время уходили, потому что им надоело вставать в 9 утра, но вернулись. Это были очень талантливые люди, свободные и горящие. Если я начну вспоминать всех, кого они выпустили, вы увидите, что это нынешние звезды. Наталья Рогожкина, Елена Панова, Саша Урсуляк, Катя Соломатина, Вика Исакова, Дарья Мороз, - все самые востребованные люди, и не только в актерской профессии, но и в шоу-бизнесе, как Сережа Лазарев. Вся молодежь Пушкинского театра, на которой держится репертуар, - это выпускники Козака-Брусникина. 

Юра Квятковский, Алексей Розин, Сергей Щедрин, современные действующие художники, очень мощные, это все наши выпускники. Они тоже остались работать в Школе-студии, и в какой-то момент, когда мы набрали новый курс, Юра заговорил о том, что нам пора менять систему преподавания. Мир изменился, театральный язык меняется, но сама Школа оставалась очень консервативной. И вот тогда мы сознательно стали приводить на курс всех самых интересных художников, композиторов, музыкантов. Вербатим возник в большом объеме. Конечно, этот жанр возник не вчера, но у нас в актерском образовании такого не было. 

- Вы добавили в программу фестиваля конференцию по театральной педагогике. Какая у нее задача?

- Вы знаете, мы все время сталкиваемся с непониманием. Я помню, как трудно было Диме, как он кричал на кафедрах. А непонимание происходит от того, что люди просто не знают, как относиться к новому. Поэтому, мне кажется, эта конференция очень важна. Сейчас уже не мы одни так работаем, это и в ГИТИСе происходит, и в Школе Райкина. Но мы специально позвали людей, которые не используют новые технологии, нам интересно, что они скажут. 

- Чем «Брусфест» интересен для обычного зрителя, который не следит за театральным процессом, а приходит в театр за впечатлениями?

- Мне кажется, что широкого зрителя, который не в теме, театр «док» немного пугает. Это как художественное кино и документальное. Ну какой нормальный человек пойдет смотреть неигровой фильм? Но ведь это сейчас так развито, даже президент выделяет деньги на развитие документального кино! Я когда это услышала, подумала: вот бы выделили деньги еще и на документальный театр, это в принципе то же самое. А чем отличается? И мне хочется, чтобы люди пришли и поняли, что документальный театр – это про них, увидели, какой он разный, какие там есть жанры и направления. Хочется привлечь широкого зрителя.

- Что вы сами будете смотреть? Есть в программе что-то для профессионала?

- Мне очень интересно посмотреть то, что мы привозим из других стран и городов. Московские спектакли можно увидеть в любое время, а вот то, что приедет к нам из Финляндии, из Бельгии, из Хабаровска - нет. Я обязательно посмотрю новосибирский спектакль «Пыль» Михаила Патласова. И очень интересен лично мне фестивальный день в Западном крыле Новой Третьяковки, где будет проходить лаборатория документального театра, для которой была выбрана тема экологии. А 13 ноября в театре «Практика» мы покажем финальный спектакль лаборатории «Практика постдраматурга», это театральные эксперименты, из которых исключен режиссер. Эта лаборатория длилась целый год, драматурги работали с театроведами, композиторами, хореографами, художниками совриска и мне хочется посмотреть результат. И зрителя я призываю не лениться и как можно больше посмотреть на этом фестивале.

- В Московском музее современного искусства сейчас идет выставка «Человек размером с дом», которая рассказывает о Дмитрии Брусникине не только как о режиссере и педагоге, но и как о человеке. Чья это была идея?

 - Это была идея Кати Якимовой, директора фестиваля «Территория», и я ей бесконечно благодарна, потому что она это придумала, взяла на себя в смысле финансов, она позвала Ксению Перетрухину, художника и куратора выставки. На первой встрече, на обсуждении они, видимо, увидели, как мне все это тяжело, и по минимуму меня занимали, я только предоставляла фотографии. Мне трудно было погружаться во все это, хотя сейчас я понимаю, что они сделали невероятную работу. Прошел год после смерти Димы, а он жив и благодаря этой выставке ты бесконечно видишь в ленте его фотографии, его высказывания. Ксюша сделала уникальную выставку, куда хочется приходить, потому что он там. Сейчас очевидно, как много людей его любили и сколько он сделал, потому что на выставку приходит огромное количество народу. Конечно, есть идея и мечта сделать книгу и собрать туда весь материал, чтобы он не пропал в никуда.

- Вы сказали о высказываниях Дмитрия Владимировича в ленте. Есть какая-то фраза, которая вас поддерживает? Профессионально и просто по-человечески.

- Их много, таких фраз. Он вообще меня поддерживает. Я точно это знаю. 

Татьяна Филиппова
Прочитать интервью можно здесь