Большое интервью актрисы Мастерской Олега Кудряшова Лизы Янковской для РБК.стиль
14.09.2021
<...> На сцене увидеть Лизу Янковскую можно в спектаклях театра «Практика» — «YouTube/в полиции» и «Созвездия». Первый, режиссера Григория Добрыгина, недавно вернулся обновленным и по-прежнему доводит зал до приступов продолжительного хохота. Второй, режиссерский дебют артиста Александра Алябьева, погружает в размышления о мультивселенной и о том, как сильно все мы жаждем нежности в любом из ее воплощений. РБК.Стиль
В репертуар театра «Практика» вернулся спектакль Григория Добрыгина «YouTube/в полиции». Его можно считать высказыванием и реакцией на время и эру социальных сетей? Тем более, что вернулся он в новой редакции, с новыми же сюжетами.
Мы это с Гришей обсуждали. Говорили о том, что это такой спектакль, который нужно все время обновлять, потому что он не какое-то классическое произведение и безвременная пьеса, а набор сюжетов, находящихся в контексте времени и обсуждений. Но потом поняли, что дело не в обновлении. Мы добавили еще сюжетов, сделали коллаборацию с мастерской Кудряшова, взяли молодых ребят, которые сейчас учатся, и они принесли еще половину новых этюдов, но не актуальных, а того же времени, что уже у нас были. И произошла странная штука, стало ясно, что спектакль не про актуальность (в контексте YouTube было бы вполне логично), а про возможность увидеть себя. Лицом к лицу. Время прошло — и вещи смотрятся по-другому. Этюд про санкции и кур вызывает еще больший гомерический хохот. Еще раньше, например, был очень большой акцент на ментах, а сейчас мы поняли, что вообще не про них спектакль, это спектакль про тех людей, которые к ним приходят, про образ чего-то совсем не меняющегося.

Скучали по нему, пока он не вернулся?
Да, прямо по-настоящему. Мы играли его, когда учились (в мастерской Олега Кудряшова в ГИТИСе. — «РБК Стиль»). В институте ты каждый день играешь, у тебя много спектаклей, и в какой-то момент есть желание, как в школе, чтобы был поскорее выпускной, хочешь от всего освободиться и стать взрослым. И вот мы стали взрослыми. А потом эти ценности возвращаются, мы все соскучились. Когда встретились, это было как в последней серии сериала «Друзья». Мы все немножко изменились, кто-то лысый уже. (Смеется.)

Социальные сети сейчас разрушают само понятие актера. У меня стоит ограничение — 20 минут на Instagram в день.

В другом вашем спектакле, в «Созвездиях», речь заходит о мультивселенной, так что от YouTubе давайте перейдем к квантовой физике?
Я такой человек, что для меня нет середины. Либо мне вообще неинтересно и скучно, либо я слишком сильно погружаюсь. Например, когда мы с Сашей Алябьевым подружились и захотели вместе что-то сделать, стали искать пьесу и выбрали «Созвездия», я весь тот год, что мы готовили спектакль, зачитывалась книжками про физику. То есть просто помешалась на этой теме. Я в принципе такой человек, что помешиваюсь, а потом мои близкие говорят: «Стоп, эй, спокойно». Так у меня было с квантовой физикой, что даже учебники отнимали, так же было с Никой Турбиной. Я как бы себя этим обкладываю, и у меня действительно соскочила чуть-чуть крыша, потому что я столько прочитала научно-популярной литературы про квантовую физику, что уже понимала схемы в учебниках, которые в школе никогда не понимала. Мне хотелось понимать эти монологи, которые произношу, чтобы действительно знать, что я говорю. Не просто выучить текст и говорить его с загадочным лицом зрителю. Теория мультивселенной — это очень интересная тема, и я действительно в нее верю. Но я, в принципе, такой человек, что верю во все, к сожалению. (Смеется.) Верю во все, что существует, ничего не отрицаю, мне все очень интересно.